?

Log in

No account? Create an account

[icon] Поколения как субъекты социокультурного пространства... - Социология в Беларуси
View:Свежие записи.
View:Архив.
View:Друзья.
View:Личная информация.

Tags:
Security:
Subject:Поколения как субъекты социокультурного пространства...
Time:08:27 am

© Водолажская Т.В., Кацук Н.Л. Поколения как субъекты социокультурного пространства: постановка проблемы и возможности исследования // Социологическое знание и социальные процессы в современном белорусском обществе: Сб. статей, подготовленных по итогам Пятой межинститутской научно-практической конференции молодых ученых (24 июня 2005 г.) / Ин-т социологии НАН Беларуси. - Мн., 2005. - C. 30-42.




Водолажская Т.В., Кацук Н.Л.

Поколения как субъекты социокультурного пространства:
постановка проблемы и возможности исследования


Одним из направлений исследования современного белорусского общества является анализ социальной реальности как социокультурного пространства. Определяя социокультурное пространство, следует иметь ввиду два ключевых момента.
Во-первых, вслед за П. Бурдье, мы рассматриваем социальную реальность как многомерное пространство, включающее различные поля (политическое, экономическое, социальное, культурное и т.д.). Причем эти поля определяются, в первую очередь, как поля отношений, то есть структурируются в зависимости от различий в обладании субъектами того или иного поля определенного (соответствующего полю) вида капитала или же более широко определенного признака, структурирующего данное поле. Исходя из этого, предметом анализа становятся различия между субъектами поля, их взаимное расположение (соседство, близость, удаленность). Кроме того, необходимо отметить, что социальные различия имеют реляционный характер, то есть они имеют смысл только относительно того или иного поля. Тогда, выявляя различие в конкретном поле, можно говорить о том, что данное поле его (это различие) производит. При этом, в другом поле различие между теми же социальными субъектами, может не производиться.
Во-вторых, определение пространства как социокультурного, предполагает, что социальные процессы культурно опосредованы, то есть рамкой для анализа являются культурные различия (различия в ценностях, нормах, идентификациях, образцах поведения и т.д.), которые обусловливают и легитимируют те или иные социальные практики. Соответственно, именно культурные различия в каждом из полей порождают и воспроизводят субъектов поля.
Исходя из понимания социальной реальности, как социокультурного пространства, структурированного культурными различиями, центральной исследовательской проблемой становится определение субъектов этого пространства и анализ их расположения в нем. Выделение субъектов основывается на близости-удаленности их расположения друг относительно друга, то есть степени сходства ценностных систем - комплексов взаимосвязанных иерархий ценностей, идей, норм, идентификаций, моделей поведения и т.д. Важно отметить, что понимаемые в таком ключе субъекты не являются реальными социальными группами, а представляют собой совокупность позиций в пространстве, что являются лишь основанием для формирования реальных социальных групп.
Среди субъектов социокультурного пространства особое место занимают поколения. Актуальность исследования межпоколенческих культурных различий обусловлена, во-первых, тем обстоятельством, что поколение, как категория социологического анализа, традиционно рассматривается в контексте исследования механизмов трансляции (а также, трансмутации, трансформации) культуры. То есть поколение выступает носителем тех или иных ценностных систем, а естественный процесс прохождения этапов жизненного пути каждым из них (смена одного поколения другим) является одним из механизмов социальных изменений. Во-вторых, актуальность изучения культурных различий между поколениями связана с тем, что поколение, социализация которого происходила уже в постсоветских условиях, вступает в период социальной зрелости, включенности в жизнь общества. То есть происходит переструктурирование социального пространства в связи с появлением в нем нового субъекта. При этом обнажаются механизмы трансляции ценностных систем и их трансформации.
Что же выступает критерием выделения поколений? В своих рассуждениях мы будем опираться на идеи К. Мангейма, который предложил "многоуровневый" подход к описанию поколения, как социологической категории, выделяя три степени конкретизации этого понятия.
Первым и наиболее общим критерием выступает, безусловно, возраст и наличие биологических ритмов, которые определяют периоды взросления, наиболее активной деятельности или старения. Однако, поколение как социальный феномен только основан на биологическом факторе, но не выводится из него. Социальный смысл поколения может быть раскрыт через понимание его, как определенного местоположения (позиции) в социальном пространстве. Эта позиция определяется тем, что люди одного возраста в определенный период (наиболее значимый для формирования мировоззрения, освоения моделей поведения и усвоения идей) объективно оказываются в конкретно-исторической ситуации, которая характеризуется "ограниченным" набором представленных в обществе образцов поведения, стилей, идей и т.д., то есть характеризуется общим культурным и историческим контекстом. Выделение поколения на данном основании базируется на допущении, что ведущую роль в формировании ценностной системы играет период первичной социализации. Именно тогда закладываются базовые, а, следовательно, и наиболее устойчивые, принципы восприятия, осознания и оценки окружающего мира и социального взаимодействия в нем. Дальнейшие трансформации ценностной системы носят преимущественно корректирующий и конкретизирующий характер.
Выделение поколения, как местоположения в социальном пространстве, аналогично выделению "класса на бумаге" (П. Бурдье), который в отличие от "класса для себя" определяется как совокупность агентов, "занимающих сходную позицию, которые, будучи размещены в сходных условиях и подчинены сходным обусловленностям, имеют все шансы для обладания сходными диспозициями и интересами для выработки сходной практики" [3, 59]. Так и в случае поколений, "общее место в исторической протяженности социального процесса" [5, 24] задает уникальные для каждого из них культурные и исторические рамки. Таким образом, периодичность возникновения новых поколений связана с исторической событийностью, периодичностью изменения социальной ситуации. То есть изменение социальной и исторической ситуации влечет за собой потенциальную возможность возникновения нового поколения.
Говорить о действительном появлении иного поколения ("реального поколения") можно в том случае, когда изменение социальных условий опознано как проблемное. То есть становится очевидным, что для социальной самореализации в новых условиях простое воспроизводство образцов, стилей и моделей поведения, присущих предыдущему поколению, оказывается неадекватным. Таким образом, возникновение нового поколения - это своего рода отклик на изменение ситуации, которое опознается и осознается как проблемное. Введение такого критерия позволяет говорить, о различиях между поколениями, во-первых, в объективных исторических условиях, а, во-вторых, субъективном восприятии этих условий. Когда ситуация определяется как "иная" (например, война, обретение государством независимости или же смена политического курса), возникает необходимость преобразования норм, трансформации системы ценностей, формирования или освоения иных социальных практик. Причем эта необходимость напрямую связана с осознанием перемен, с определением ситуации как изменившейся, с необходимостью «жить в новое время». Зачастую, обиходные названия поколений отражают те исторические события, которые требовали переосмысления способов мышления и практик, эти названия отражают "проблемы", в преодолении которых происходило это переосмысление.
Реальность появления поколения связана определением социальной и исторической ситуации как новой. И откликом на эти изменения является формирование иной системы ценностей или трансформация прежней. Тем самым различия между поколениями приобретают характер культурных различий, которые опосредованы изменением социальной ситуации.
Следует отметить, что те или иные события могли сыграть ключевую роль для формирования ценностной системы одной части потенциального поколения, и остались "незамеченными" другой частью. Это позволяет предполагать, что поколенческая дифференциации того или иного общества, может быть неравномерной. Так, например в удаленных, сельских районах одно реальное поколение будет включать в себя более широкую возрастную когорту, нежели в столице, где социальная жизнь более активна и события чаще воспринимаются, как важные. То есть при выделении поколений на основе культурных различий "отклонения" границ поколений от тех, что описывают общество в целом, являются индикатором воздействия того или иного фактора, например территориального (центр - периферия).
Однако, каждое реальное поколение, несомненно, не представляет собой гомогенное образование с точки зрения ценностных ориентаций, моделей и стилей поведения. Более того, противоречия между представителями одного поколения иногда "выглядят" более значительными, чем между представителями различных поколений. Поэтому необходимо рассматривать "подразделения" в каждом из поколений - "субпоколения". Они характеризуются тем, что по-разному отвечают на "проблему" стоящую перед поколением. Причем в зависимости от конкретно-исторической ситуации реальное поколение может использовать общую (доминирующую) или различные ценностные системы и, тем самым, обнаруживать внутрипоколенческие различия. В этом смысле ценностные системы фактически представляют собой «инструмент» для решения проблем, стоящих перед каждым поколением. Так, например, в ситуации революционного переворота, представители одного и того же поколения могут являться приверженцами различных, даже противостоящих друг другу идей. Тем не менее, объединяющим основанием для них будет служить то, что те или иные ценностные системы раскрываются в качестве отклика на конкретную ситуацию. Они будут составлять "реальное" поколение как раз потому, "что ориентированы друг на друга, хотя бы даже в плоскости борьбы друг против друга" [5, 40].
Таким образом, можно говорить о различиях между поколениями, как различиях в проблемах, а внутри поколений - различиях в инструментах решения проблем. Набор же "инструментов" передается в ходе трансляции культуры. Они могут передаваться от предыдущего поколения (преемственность) или же воссоздаваться на основе идей давно ушедших поколений (ренессанс). При этом одна и та же ценностная система будет раскрываться по-новому в каждом из поколений, так как она будет "использоваться" для решения разных задач. Будучи востребованы новым поколением, идеи, ценности, образцы поведения конкретизируются, трансформируются и приобретают своеобразие в соответствии с социально-историческим контекстом.
Рассматривая поколения, в качестве субъектов социокультурного пространства, необходимо отметить такой важный аспект, как смена поколений. В его основе лежит биологический ритм, который обусловливает неизбежное прохождение каждым поколением последовательных этапов жизненного цикла (взросление, расцвет, старение). В этом отношении интерес представляет ситуация поколенческого (генерационного) сдвига, когда одновременно одно поколение теряет силу своего влияния на жизнь общества, а другое обретает ее.
Переход поколения в стадию, предполагающую наибольшую социальную активность, является одним из ресурсов для реализации соответствующей ценностной системы в социокультурном пространстве. Кроме того, для полноты этой реализации необходима обеспеченность конкретного поколения и другими ресурсами, которые позволяют занимать в данном обществе высокие статусные позиции - властные, экономические, социальные и т.д. Отсутствие такого рода ресурсов выражается в феномене так называемых "забытых" или "потерянных" поколений, которые оказались мало востребованными в социальной жизни.
Задача выявления поколений посредством культурных различий решалась на основе анализа результатов республиканского эмпирического исследования, проведенного Институтом социологии в 2003 году (объем выборки - 2308 респондентов).
При этом, обращение к проблематике культурных различий на эмпирическом уровне требует операционализации идеальных моделей и использования такого понятия как габитус.
Габитус как целостная система диспозиций - с одной стороны связывает личную историю индивида с историей всей страны, а с другой - задает возможности и ограничения его действия в наличной социальной ситуации. "Такая система диспозиций - прошлое, проникающее в настоящее и стремящееся продолжаться в будущем, актуализируясь в практиках, структурированных в соответствии с его принципами; и внутренний закон, через который непрерывно осуществляется закон внешней необходимости, несводимой к непосредственному, ситуативному принуждению, - есть основание преемственности и упорядоченности..." [2 ,105-106] Иными словами, трансляция норм и ценностей культуры каждый раз осуществляется в конкретных социально-исторических условиях, изменения социетального порядка делают одни нормы и ценности более значимыми, чем другие. С другой стороны, реализация этих норм и ценностей так же осуществляется в конкретных условиях. Эти два фактора способствуют или препятствуют интериоризации конкретных социокультурных стратегий действия. Однако этот процесс идет постоянно и закрепляется, аккумулируется, обобщается личной историей человека. Тем самым понятие поколения схватывает и динамику социетальных условий, и этапы жизненного пути человека, темпоральные структуры общественной и личной истории (См. схему на рис. 1).


Рис. 1

Базовым допущением настоящего исследования является то, что это соотношение выражается в социокультурных стратегиях действия, и что сходство между стратегиями и позволяет выявить поколения. Социокультурная стратегия действия характеризует конкретного агента социокультурного пространства тем, во имя чего, с помощью чего и с кем он осуществляет свои действия.
Индикаторами "социокультурной стратегии действия" выступили три взаимосвязанных блока вопросов - базовых смысложизненных ценностей, инструментальных ценностей и социальных идентичностей.
Базовые ценности представляют собой ядро личности, являются основным мотивом ее социальной активности, обеспечивают ее целостность и определяют программы и стратегии жизнедеятельности. Респондентам предлагалось выбрать из списка 22 ценностей те, которые в наибольшей степени отражают их смысложизненные ориентации ("Как бы Вы ответили на вопрос, ради чего Вы живете?" (Выберите не более 7 вариантов).
Инструментальные ценности понимались как социально значимые ресурсы, которые используются индивидами в социальных практиках. В отличие от базовых ценностей, характеризующих то, что движет людьми, инструментальные ценности, относятся к средствам, которые люди используют для достижения собственных целей. При этом следует отметить, что "ценности вообще" могут выступать как в виде базовых, так и в виде инструментальных (например, человек может стремиться к богатству, но может и использовать деньги для достижения других целей). В исследовании респондентам предлагалось оценить значимость 17 инструментальных ценностей (Вопрос: "Что (кто) помогает Вам справляться с жизненными проблемами?").
Под социальной идентичностью понималось осознание индивидом своей принадлежности к какому-либо сообществу - реальному или воображаемому (1). В последнем случае речь идет об идеальной модели, которая функционирует в культуре только благодаря своим носителям, т.е. данное сообщество существует лишь в той степени, в какой воображается людьми. Исследование социальных идентификаций позволяет ответить на вопрос, кем люди себя считают. В то же время, степень социальной идентификации характеризует интенсивность социальных отношений (2), в которые включен индивид, а также подразумевает выработку представления о коллективном действующем субъекте, что придает разрозненным индивидуальным действиям системный характер и повышает их воздействие на трансформационные процессы, происходящие в обществе. В исследовании респонденты соотносили себя с каждой из 19 предложенных социальных групп и общностей (Вопрос "Как часто Вы ощущаете близость с разными группами людей, с теми о ком Вы могли бы сказать «Это - мы»?»" (3)).
Выбор названных показателей обусловлен еще и тем, что они относительно прочих наименее подвержены ситуативным изменениям социальной среды и, таким образом, характеризуют габитус индивида.
Первым шагом в определении границ поколений был анализ таблицы сопряженности вышеперечисленных показателей и переменной "возраст", измеренной в годах. Однако, если для совокупности базовых ценностей это не составило труда, то в отношении инструментальных ценностей и социальных идентичностей возникли затруднения. В силу того, что эти показатели были измерены в шкалах, то, чтобы привести их единообразному виду, позволяющему проводить сравнения, они были пересчитаны в индексы.
Для каждой инструментальной ценности рассчитывался индекс контрастности по формуле:
a + 2/3*b + 1/3*c - d,
где
a - процент по таблице, ответивших "помогает во всех ситуациях";
b - процент по таблице, ответивших "помогает в большинстве ситуаций";
c - процент по таблице, ответивших "помогает только в некоторых ситуациях";
d - процент по таблице, ответивших "не помогает вообще".
Для социальных идентичностей рассчитывался индекс значимости по формуле:
а + 0,5*b+ 0*c,
где
a - процент по таблице, ответивших "часто";
b - процент по таблице, ответивших "редко";
c - процент по таблице, ответивших "практически никогда".
Проведенные преобразования позволили описать каждый из возрастов присущими именно ему иерархиями базовых и инструментальных ценностей, а также социальных идентичностей. Однако в силу большого количества признаков их анализ оказался весьма затруднительным, а графическое изображение практически неосуществимым. И тогда из рассчитанных индексов была сформирована новая база данных, по которой проводилась серия классификаций средствами иерархического кластерного анализа (метод - квадрат Евклидового расстояния).
При этом подразумевалось, что поколения образуются из близлежащих возрастов. Поэтому для того, чтобы не возникло ситуации, когда, к примеру, шестнадцатилетние оказались бы наиболее близки сорокалетним, в массив кластерного анализа была включена переменная возраст.
Кластерный анализ проводился в поисковом режиме. Это было вызвано тем обстоятельством, что до сих пор нет никаких теоретических или эмпирических оснований в определении поколений предпочесть, скажем, базовые ценности социальным идентичностям. Именно поэтому и проводилась серия классификаций, как по отдельным блокам, так и по их комбинациям.
Основываясь на выводах А.И. Орлова, состоящих в том, что критерием естественности классификации является ее устойчивость [8], авторы выделили 8 кластеров-поколений и определили наиболее устойчивые возрастные границы между ними.
Результаты классификации представлены в таблице 1. Как уже отмечалось, наиболее важными характеристиками поколений выступают, с одной стороны, год рождения и год, когда индивиду исполнилось 18 лет, а с другой - исторические события, пришедшиеся на это время (4).
Следует еще раз подчеркнуть, что представленные результаты носят предварительный характер, так как получены в поисковом режиме и поэтому требуют дальнейшей проверки. Тем не менее, уже сегодня можно утверждать, что границы между поколениями с четвертого по восьмое установлены достаточно четко, поскольку при различных вариантах классификации, включая стандартизацию индексов, эти границы повторялись. Наибольшая подвижность границы между поколениями приходится на первые три. Главным образом это определяется спецификой "поколения независимости" в отношении к инструментальным ценностям. На 2003 год переломным был возраст 24-26 лет, который представлен людьми, совершеннолетие которых пришлось на 1997 - 1999 годы. Это позволяет предположить, что процесс формирования этого поколения еще не закончен. На сегодняшний день в рамках "поколения независимости" можно говорить выделении двух субпоколений, что в перспективе может привести к их обособлению друг от друга.
Исходя из представленной перспективы анализа поколений как субъектов социокультурного пространства, можно обозначить несколько более частных проблем, в ходе анализа которых могут быть раскрыты различные аспекты современного состояния белорусского общества:
1. Уточнение и проверка границ поколений, в том числе и на основе самоидентификации с тем или иным поколением. Это представляет интерес как основание для возникновения реальных социальных групп, которые реализуют свои интересы, цели и социальные проекты, чье взаимодействие и обусловливает ход социальных процессов.
2. Анализ социокультурного пространства как совокупности различных полей (политического, экономического, культурного и социального (в узком смысле)), каждое из которых может рассматриваться с той точки зрения, производит ли оно различия между и внутри поколений. А также выявление полей, в которых социальное пространство структурировано сходным образом, то есть возникает эффект взаимного дополнения.
3. Анализ поколенческой дифференциации общества, который основан на определении границ потенциальных и реальных поколений, их совпадении или несовпадении. А также выявление различий в "размерности" поколений в рамках одного социального пространства, и факторов, обусловливающих эти различия.
4. Выявление динамики ценностных систем через анализ "использования" их различными поколениями, которое проявляется в соотнесении внутри- и межпоколенческих культурных различий. Определение востребованности той или иной системы в связи с определенными типами социально-исторических преобразований.
5. Определение степени реализации тех или иных ценностных систем в социальном пространстве, механизмом которой выступает смена поколений (носителей этих систем), точнее переход поколений из одного этапа жизненного цикла в другой. Имеется в виду, анализ наличия и реализации социальных ресурсов различного рода - физических, экономических, социальных, культурных, властных и т.д. - необходимых для того, чтобы представители того или иного поколения могли занимать наиболее высокие статусные позиции в обществе и, тем самым, создавать условия для доминирования той или иной ценностной системы.





Сноски
1. См. работу Б. Андерсона "Воображаемые сообщества" [1].
2. Ср. "Социальная идентичность - идеальное отождествление индивидом себя с той или иной социальной общностью, сопровождающееся интериоризацией идентифицирующего поведения" [7, 6].
3. Формулировка вопроса взята из работ [4; 6].
4. Авторы благодарны В.Л. Абушенко за ценную помощь в подборе имен поколений.


Литература
1. Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма. - М.: КАНОН-пресс-Ц, Кучково поле, 2001.
2. Бурдье П. Практический смысл. - СПб.: Алетейя, 2001.
3. Бурдье П. Социальное пространство и генезис классов // Бурдье П. Социология политики. - М.: Socio-Logos, 1993.
4. Данилова Е.Н. Изменения в социальных идентичностях населения России, 1992-1998 // Социологический журнал. - 2000. - №4. - С. 39-51.
5. Мангейм К. Очерки социологии знания: Проблема поколений - состязательность - экономические амбиции. - М.: ИНИОН, 2000. - C. 24.
6. Социальная идентификация личности: годичный отчет за 1993 г. по разделу программы "Человек в кризисном обществе" общеинститутской программы "Альтернативы социальных преобразований в российском обществе" / Отв. ред. В.А. Ядов. - М.: Институт социологии РАН, 1993.
7. Социальная идентичность и изменение ценностного сознания в кризисном обществе. Методология и методика измерения социальной идентичности. / Отв. ред. Н.А. Шматко. - М.: Институт социологии РАН, 1992.
8. Орлов А.И. Заметки по теории классификации // Социология. - M, 1991. - № 2.
9. Ортега-и-Гассет Х. Что такое философия? - М., 1991.


free counters
comments: Оставить комментарий Previous Entry Поделиться Next Entry


kolik8
Link:(Link)
Time:2006-06-11 09:42 am
спасибо большое!
(Ответить) (Thread)

von_andersch
Link:(Link)
Time:2006-06-11 01:56 pm
Всегда пожалуйста.
(Ответить) (Parent) (Thread)

[icon] Поколения как субъекты социокультурного пространства... - Социология в Беларуси
View:Свежие записи.
View:Архив.
View:Друзья.
View:Личная информация.